Приветствую Вас, Гость Вторник, 25.07.2017, 13:34


Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Пресса и Интернет о Е.С. Аннинском [4]
Хронология жизни и творчества Е.С. Аннинского [3]
Коллеги и друзья о Е.С. Аннинском [4]

Поиск

Фото дня

Перепостить

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика
    Яндекс.Метрика

     Статьи 
    Главная » Статьи » Статьи о Е.С. Анинском » Хронология жизни и творчества Е.С. Аннинского

    Б.Е. Аннинский. «САМОЕ НЕОЖИДАННОЕ -ВПЕРЕДИ!»

    Борис Евгеньевич Аннинский,
    с.н.с. Института южных морей, г. Севастополь:


    Даже и не знаю, когда всё это у нас началось - я имею в виду нашу общую неудержимую и трепетную тягу к древности. Помню, что ещё в дошкольном возрасте, когда отец был директором Скрипачовской средней школы, а я даже и читать-то не умел, мы с братом иногда приходили к нему в учительскую и просили дать посмотреть что-нибудь из, как нам тогда казалось, ужасно толстых и больших книг с глянцевыми цветными картинками (это была «Детская энциклопедия»). Книга с историческими иллюстрациями была едва ли не самой востребованной! Отец обычно играл в шахматы с кем-то из учителей, а мы, «читая» книгу от картинки до картинки, отвлекали его всякими вопросами.


    Но среди самого интересного для нас были всё же не книги, а полочка над столом, на которой лежали старая, покрытая патиной, чайная ложечка, бронзовый кинжал и зуб мамонта. Иногда нам позволяли прикоснуться к этим «реликвиям»: оценить по весу зуб, подержаться за рукоять настоящего кинжала - очень красивого, с грифонами на торце и бодающимися быками на перекрестье. И уж тогда нашей эйфории не было предела!
    Среди детских историй отца есть одна, которую он только мне рассказывал, наверное, не менее десятка раз. А слышал я её ещё и от его школьных друзей Г.Г.Решетова и В.Д.Деринга, осевших волею судьбы в городе Севастополе.
    Суть её вот в чём: мальчишками, играя в Скрипачах на коренном берегу Урюпа, у обрыва, среди свежих обвалов грунта, они нашли обломки круглого щита, ржавую саблю, большой наконечник копья и, главное, - практически целую кольчугу. Кольчуга выглядела почти как новая, только на боку виднелась примерно в 10 сантиметров дыра. Все вещи тут же пошли в ход: кольчугу примеряли, вооружались, устраивали детские поединки...
    Но прошёл день, другой, и мальчишек захватили новые увлечения. Копьё перекочевало к другим ребятам, что-то было просто брошено. И отец, уже в «музейный период» своей жизни, порой сокрушался: «Ну какие же мы были тогда дураки! Эх, эти бы вещи да в наш музей сейчас - они стали бы изюминкой всей экспозиции!»


    Так получилась, что, выбирая свой жизненный путь, я стал биологом, а не археологом или историком. Но ощущение острой сопричастности к прошлому, к тому, что раньше было в этих местах, на этой земле, наверное, глубоко засело в крови у нас обоих. Поэтому и тогда, когда я был студентом, и во все последующие годы мы с отцом понимали друг друга легко, без напряжения - с полуслова, полувзгляда. Нашим общим «другом», нашим общим «домузейным» мужским увлечением рано стала рыбалка.
    «Роковым» стечением обстоятельств, создавших нашу музейно-археологическую ориентацию, как мне кажется, стало следующее событие: в 1977 году отец с командой воспитателей и школьников помогал археологам из Ленинграда и Кемерово проводить раскопки курганов в районе КАТЭКа. Местность там была археологически благодатная: на подъёмке встречались изумительные по своей красоте каменные, со струйчатой ретушью, наконечники стрел, скребочки и другие образцы мелкой каменной индустрии времён неолита. Это был, по существу, первый личный вклад отца в будущую коллекцию.
    А я тем же летом вернулся из своей второй биологической практики. И тоже - «не пустой». Со змеиной бляхой с гуннского боевого пояса, бронзовым ножом, тремя каменными тёслами, несколькими образцами палеолитических орудий и жерновом. Это был мой первый вклад...
    И ведь никто же нас специально не учил, не натаскивал! И откуда вдруг пришло это понимание, что сколы камней не случайны и что они, если так можно сказать, «антропогенной» природы?
    Но сколько же поначалу пришлось выслушать нам обоим ёрничества на этот счёт от друзей и знакомых...


    С каждым годом страсть к «собирательству» нас с отцом всё более захватывала. Коллекция постепенно росла. Однако дней, когда удавалось заняться любимым увлечением вместе, было не так уж много. Зато какой для нас обоих это был праздник! Он - и я, песок - и вода, запах чабреца и неуёмные трели жаворонков. И ко всему этому - ещё и «путешествие во времени»: то в эпоху средневековья, то бронзы, то палеолита.
    Есть ещё один важный момент: когда вдруг в руки попадает нечто из исторических артефактов и приходит осознание этого, восторг переполняет, выплёскивается из души! Хочется поделиться радостью, но не с камнями же и деревьями (хотя и с ними тоже!). Лучше всего с тем, кому это чувство близко, кто понимает всю уникальность находки.


    Для отца лучшим из визави был, конечно, я. Для меня, конечно - он. Видели бы вы, какие «папуасские» танцы устраивал отец вокруг меня с бронзовым ножом в руках, который вдруг неожиданно «выполз» из песка перед ним! Ну, а про мои подобные «танцы» мог рассказать только он.
    Помните в музее бронзовые предметы из Карасукского клада? Знаете, как они были обнаружены? Они были найдены отцом вопреки всякой логике - там, в том месте, ну ничего не должно было быть! А вдруг оказалось!!! Отец упал перед находками на колени и единственное, что только и мог вымолвить каким-то потухшим голосом, было: «Борис, Борис...».


    Как было написано в одной из древнеримских эпитафий: «умер, потому что всему в этом мире отмерен свой срок». Да, конечно, отец мог жить и жить, но годы берут своё, их бег неумолим.

    В последний мой приезд, летом 2009 года, отец уже был не совсем такой, как прежде. Не было в нём той искры, той энергии и того оптимизма, что отличали его всегда. Но упрямство и желание что-то доделать, что-то успеть ещё в нём оставалось. Отец говорил, что устал от перевозок, «переползания» музея и вообще, устал... Иногда он сидел за столом в комнате и просто молчал, о чём-то напряжённо размышляя...
    0 чём он думал, чем жил последние три десятка лет, отец рассказывает сам в своих письмах, которые писал мне. Я привожу лишь короткие выдержки из них, опуская частные вопросы и лишние детали.


    11. II.1983 ...Все мы в ожидании весны, солнца, огородов и конечно же походов. С музеем пока сдвинулось мало (сделали витрины), но главного - текста, продуманного, интересного для оформления заказа, пока нет.
    15.VIII.1983 ...В отпуске не был, в поход не ездил, но раз пять был на Няше. Нашли штук 10-12 наконечников стрел, один вчера - костяной, пластины, скребки, скрёбла и прочее.
    19.Х.1983 Конечно, мне хотелось бы чем-то обрадовать тебя - найденной вдруг скульптуркой мамонтёнка или чем-нибудь другим, подобным. Л вот только на днях взял 10 суток отпуска, рассчитывая сделать набег на Красноярское водохранилище. Кажется, пятнадцатого мы вчетвером выехали на РАФе в Приморск - пункт №1. Но, увы, воды в море полным-полно, до самых крутых берегов. Теперь - ждать мая!
    За лето раз десять был на Няше. Каждый раз чего-нибудь находил, но особенного нет. Разве что нефритовый вкладыш топора (прибайкальский нефрит!), да 3/4 круглодонного архикрасивого горшка, который я склеил, но многого не хватает. Сделаем сито, придётся просеять выброс...
    С музеем всё так же глухо. Буду делать сам.
    Здоровье среднее - «между плохо и очень плохо». Буду ждать весны и похода - одна радость!
    19.ХII.1983 Дела на работе идут удовлетворительно, хлопот каждый день полно. Музеем
    вплотную займусь в дни отпуска, надеюсь, что ты по приезду увидишь некое творение. Лодку, кстати, я купил уже давно. Так что программа подготовки [к экспедиции] выполняется.
    Поздравляю тебя с Новым годом. С пожеланием успехов и быстрых 5-ти месяцев. Я тоже планирую пристроиться с тобой, так как поиск для меня - это ещё и жизнь.

    17.ХII.1984  С сентября работаю воспитателем в Доме школьника, где по вторникам веду кружки археологии и истории. Выделил себе комнату под музей - 50 м². Только-только сделали там ремонт. Сегодня будем вселяться и оборудовать музей своими силами.
    ...А море было полное, до уреза, до поздней осени. Теперь все надежды на следующее лето. Запланировал выезд на море с ребятами (сроком на1 месяц) в период 1-10 июня. Как получится, одному богу известно, но хочется ещё «ногой дрыгнуть».
    11.\/III .1985 Был в походе, со мною 20 гавриков (Анаш - Новосёлово - Куртак - Приморск). В Анаше нашли несколько наконечников, каменную подвеску (бело-чёрную), выпрямитель древка стрел, рог оленя со сверлением, громадную зернотёрку, рога сибирского тура и кое-что по мелочи. В Куртаке -2  бронзовых ножа (один очень хороший). Завтра собираюсь на Няшу: сделаем расчистку и 3 шурфа...
    С музеем пока всё schwach: эскиз и чертежи есть, нет пустяка - денег. Буду искать в городе..

    24.XI.1985 .. .Дело пока не продвигается, хотя и надежды пока не потеряли: «партком» обещал помочь в «выдавливании» денег. Я ещё год буду Parteigenosse, переизбран вновь, так что по линии общественной - только поворачивайся.
    Н. И.Дроздов был у меня в последних числах октября, обещал написать статью о наших поисках и необходимости создания музея. А я послал письмо Ларичеву Виталию Епифанычу с описанием металлической пластины из Мохово, которая, как мне кажется, может быть старым кыргызским календарём.
    9.Ш.1986 Я давненько не писал, всё «Суета-сует». Много всяких хлопот. Строительство музея затягивается, но что-то делаем помаленьку сами (витрины). Сороковой цех завода пообещал выполнить 6 шкафов стеклянных, а ОРС - передать витрины-горки, весьма приличные.
    Сегодня 9 марта, но зима настоящая с пургой и метелью. Мы же все ждём весны и лета! Ребят, желающих ехать, полно.
    1.V.1986 В экспедицию с ребятами я, конечно, постараюсь сходить по твоему совету - хотелось бы знать, как добраться до г. Батени. К таким поездкам чувствую устойчивый интерес, мою новую привязку к жизни.
    Завтра, если будет погода, «сбегаю» на Няшу - там тоже будем вести работы...

    25.І .1988 В июле, в течение 25-ти дней, работали вместе с пединститутом и другими школьниками края на раскопках на Ангаре (устье реки Кова). Всё было бы хорошо, если бы не тучи мошки. Особенно привлекательными у нас были уши! Но были и приятные моменты: поели рыбы - хариусов, налимов. Последних ловили руками, килограмма по 3-4 (уха!) Толпа собралась огромная: для ребят - весело, мне - скучновато, но терпимо.
    Сделали 2 раскопа - 250 м². Находки - неолит, в том числе нефритовый топор и т.д. Нашли мои ребята (были самые удачливые!). Телестудия делала фильм, пока всё ещё не вышел, но я видел пробы, хорошие, цветные.
    6.Ш.1988 ...Погода у нас ещё зимняя, только синицы свистят пронзительней да дольше. Думаю, летом начнём что-то делать, хватило бы только здоровья.
    17.Х.1988 ...С 12-го июня был в Куртаке -Приморске (на своей машине, со мной двое ребят). Там ведут основательные раскопки с датировкой палеолита -300-400 тыс. лет. На следующий год в августе там планируется сборище археологов, в т.ч. из 15-ти кап. стран.
    На Куртаке не то, что раньше - я нашёл лишь кыргызский железный наконечник стрелы отличной сохранности, да бронзовый серп (как ты привозил, только с квадратным отверстием в обушке). Привезли оттуда также бивень мамонта - килограммов 70; в диаметре у основания 20-22 см.
    В июле отправил группу школьников на Ангару. Сами с 8-го по 25-е августа работали на Няше, там стояли лагерем. Сделали хороший раскоп, нас даже показали в «120 минутах» (программа «Время») 12-го сентября.
    4.П.1992 С 20-го ноября я дома. Состояние -Dum spiro spero*.
    * Dum spiro spero (лат.) - Пока дышу - надеюсь
    Последний приступ стенокардии был 30-го декабря, после чего решил упереться надеждой на лето: а вдруг ещё что-нибудь успею. Вынашиваем планы экспедиции...
    23.VII.1992 Удалось побывать со школьниками в экспедиции в бору у Николо-Петровки. За Тепсеем не были - не было транспорта. Раскопали 3 захоронения (у нас открытый лист), но все оказались грабленые. Змей там нынче много и тьма тарантулов.
    25.XII.1993 Смету экспедиции составил, отдал в ГорОНО - 1 млн. 300 тыс. рублей. Если не утвердят, всё равно поедем - на деньги спонсоров, родителей и т.п.
    4.VIII.1994 Лагерь - на прежнем месте, в устье р. Тубы. Нас было 35-40 человек (учеников - 27), занимались, в основном, подъёмкой и копированием наскальных рисунков (петроглифов) с Моисеихи, Подсуханихи и Тепсея.
    Технология такова: на рисунок накладывается микалентная бумага (крепкая, волокнистая, лёгкая), крепится лейкопластырем по краям к камню, смачивается, приглаживается и оставляется для высыхания. Высыхая, она копирует мельчайшие контуры поверхности камня, в том числе и петроглифов. После чего протирается полусухим тампоном с масляной краской (для живописи), предварительно растёртой с растворителем. Высохнет - и копия наскального рисунка готова.
    Подъёмка могла бы быть и более богатой -приехали поздно. Но кое-что интересное всё-таки отыскали: историк из нашей школы нашёл скифскую бляху в виде кусающей себя за хвост пантеры, а я в Бузуново - древний китайский бубенчик с личинами по сторонам. И вот, что странно - то кажется, что о таком и не мечталось, то думаешь, что самое неожиданное притаилось где-то до следующего сезона...
    6.IX.1995 ...Я в отпуске до 20-го сентября, хотя через день, да каждый день бываю на работе - по-другому уже не могу. Мечтаю об одном: побродить, как бывало, с Тобой. Ну, да ладно, может, что изменится к лучшему.
    3. I.1998 Об экспедиции: были на старом месте, в Потрошилово, в течение месяца. Место для лагеря там очень удачное: скважина - чистая вода, лес - дрова, база - баня, да и от города недалеко. В этом году вместе с минусинскими ребятами нас было около 50-ти человек; жили одним лагерем под моим началом. ...Я в одном месте набрёл сразу аж на 930 бусинок - возможно, с океанского побережья.
    В этом году участвовали в двух выставках: «Храм древних богов Сибири» и «Биеннале-97», где принимали участие 44 города России и 6 стран Дальнего зарубежья. Выглядели достойно, получили 2 диплома.
    10.XII.1999 Удалось снять микалентные копии с Малой и Большой Боярских писаниц - на левом берегу у Абакан-перевоза. На эстампажах мы представили их на «Биеннале-99». Хотя нашу экспозицию посетило 13 тысяч человек и были высокие оценки экспертов, лавров не снискали - возможно, вмешалась «политика». Бог с ним, переживём.
    Я освоил, говорят - «здорово», производство эстампажей наскальных изображений в цветном варианте (красно-чёрно-белом). Смотрится выразительно, фактура, стилистика не нарушается.

    24.ХII.2000 Обрабатываю материалы экспедиции. Сделал около 30-ти эстампажей. «Шаманский камень» ещё не ретушировал, но и его скоро начну делать. За это время принял участие в Краевом конкурсе экспозиций малых музеев в г. Красноярске. Экспозиция называлась «Огненный камень», в ней мы демонстрировали «шапочку» свёрла и получали огонь лучковым способом. Заняли третье место. Прошли также выставки в Краевой библиотеке, в пединституте. Может быть (скорее всего) с января я буду уже заведовать филиалом городского музея, но как это будет - пока не знаю...

    Категория: Хронология жизни и творчества Е.С. Аннинского | Добавил: korso7989 (16.12.2013)
    Просмотров: 286 | Рейтинг: 0.0/0
    Copyright MyCorp © 2017