Приветствую Вас, Гость Среда, 26.04.2017, 05:12


Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Краеведы [2]
История Прикрасноярья [3]

Поиск

Фото дня

Перепостить

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика
    Яндекс.Метрика

     Краеведение 
    Главная » 2015 » Сентябрь » 29 » Бархатово. Очерк И.Ф. Беспрозванных.
    13:25
    Бархатово. Очерк И.Ф. Беспрозванных.

     
    Иван Федорович Беспрозванных, старейшина
    и патриот деревни Бархатово, Бывший директор
    Бархотовской школы
    .
    I

    «Сибирской Швейцарией» называют поселок Бархатово, расположенный в живописном уголке Березовского района (бывшего Емельяновского) в 30 км от г. Красноярска (КрасТЭЦ). Пересеченная местность является как бы началом Среднесибирского плоскогорья. С трех сторон деревню окаймляют возвышения, по-местному называемыми горами: Ерлычиха, Слудка, Абулдан, Царская, Камень, Коробашка. Все они покрыты лесом. И только с северозападного направления простирается ровное место, луг, который называется «Кочки». Особого внимания заслуживает гора «Царская». Моя версия о названии «Царской» горы такова. Она выше соседних гор, а на самой вершине -площадка, с которой вокруг открывается живописнейшая местность. От этой вершины обрывается к реке Есауловке крутой скалистый склон. Так что обособленная гора с ее площадкой на вершине представляет собой как бы царский трон перед царской палатой. Гора является излюбленным местом отдыха местных жителей и туристов, приезжающих из города.

    бархатово_orig.jpg

    На месте древнейших разломов земной коры образовались ущелья, по которым теперь течет река Есауловка и ручьи, в нее впадающие. Вот названия ключей и ручьев в окрестностях деревни Бархатово: Медвежий, Ур-тень, Куя Большая и Малая, Кургуль Большой и Малый, Терешин, Казандат, Павлов, Чердаков, Казыла, Халевин, Колмаков, Толгут.

    Вверх по течению реки Есауловки расположены луга. Раньше это были сенокосные угодья, теперь — выпаса. Они называются: Закаменская, Савельев, Узенькое, Ямистое, Гарь, Казандат, Павлов, Толщин, Биржов, Васильев, Лестница, Чеглаков, Казылинский.

    В общем, разнообразный рельеф, растительность, речка придают особую красоту и привлекательность. Местность вокруг деревни изобиловала дарами природы. В лесу было много зверя, дичи, ягоды, грибов. В речке Есауловке водилось много рыбы (ленка, хариуса, ельца, налима, щуки и др.).

    Теперь у нас, как и повсюду, природа оскудела. Мало стало ягод и грибов, зверя и птицы, а в речке совсем не стало ленка, мало хариуса.

    Климат Бархатово несколько отличается от Красноярского. Вот некоторые данные наличных наблюдений (приблизительно).Среднегодовая температура + 3,7 град. С. Годовое количество осадков — 370 мм. Весна начинается на несколько дней позднее.Снежный покров держится дольше, чем в Красноярске. Воздух несравненно чище, здоровее.

    II

    Здесь, где теперь находится Бархатово, первым поселился казак по фамилии Бархатов со своей семьей. Возможно это был казак, предки которого были из вологодских и архангельских земель. Он облюбовал это место не случайно: совсем рядом лес для возведения построек, в противоположной стороне — выпаса для скота, разрабатывай пашни сколько хочешь на свободных землях. Природные условия, свобода действий, трудолюбие дало возможность казаку укрепиться и глубоко пустить корни. У Бархатова было четыре сына. Один из них ушел в дом в Есаулово, т.е. ушел в семью своей будущей жены. Три сына остались здесь.

    Первый дом Бархатовых был построен на том месте, где много лет спустя построился Худоногов Дмитрий Васильевич. Но и этот дом был уничтожен. На том же месте в третий раз построен дом, в котором живет В.Нефедовский.У сыновей казака Бархатова появлялись семьи и надо было отделяться и жить своим хозяйством. Так возникло селение, получившее название деревни Бархатово. До 40-х годов XX века более 50% жителей здесь были по фамилии Бархатовы, да и теперь еще немало людей с этой фамилией. Деревня постепенно разрасталась,, сначала было застроено более высокое от реки место вокруг площади, на которой позднее появилась церковь (часовня).

    Первые дома строили из толстых (30 см) бревен. Пол делали из половинника, т. е. из бревна, расколотого вдоль на две половинки, у которых лицевая сторона была протесана топором.

    Старый дом в Бархатово

    Потолок покрывали тесинами, сделанными топором. Снизу прокладывали бересту. Все было настолько прочно сделано, что дом никогда не протекал. При строительстве дома не было забито ни одного гвоздя. Вместо гвоздей забивали деревянные шпунты. Поперечных и продольных пил еще не было, все делалось топором. Вместо стекла в окна вставляли брюшину от рогатой скотины, т.е. натягивали как на бубен.

    Бани по-черному чаще всего строились на берегу реки — безопаснее для деревни в пожарном отношении, да и воды требовалось много: семьи-то были большие. Бани топились по-черному с земляным полом. На полу клали кучу камней, внутри делалась топка, в потолке -отверстие для дымохода. По окончании топления отверстие закрывали, на сильно нагретые камни лили воду. Вот тут-то и парились мужики, выгоняя 100 болезней.

    До настоящего времени сохранились два самых старинных дома. В одном из них жила Веретнова Мавра Романовна, в другом — Веретнова Ульяна Ефимовна. Теперь эти дома давно перестроены и внешне не похожи на первозданные. Только толщина бревен говорит об их давности.

    Пример старинной постройки в Бархатово. Потолок выполнен из половинника- из бревна, расколотого вдоль на две половинки, у которых лицевая сторона была протесана топором. 

    Деревня разрасталась не только за счет рода Бархатовых, но и вновь добровольно прибывающих жителей. Наверное сказалась близость Красноярского острога и казачьих поселений Есаулово и других.Позднее число жителей д.Бархатово стало расти довольно быстро за счет ссыльных: Беспрозванных, Григорьевых, переселенцев Банаковских, Рудковских, Мациевских, Мишура.

    III

    Как, например, в Бархатово появилась фамилии Беспрозванных? По рассказам моего отца сюда прибыл ссыльным мой прадед.

    За что он был сослан? Это было во время крепостного права. Молодой здоровый парень (возможно безродный) по имени Иван работал у помещика в одной из областей Центральной России. Какое-то время ему пришлось работать на строительстве дома или другой постройки у своего помещика. Но Иван не был плотником и не умел работать топором как настоящий плотник, у него не получалось как следует. Подъехал надсмотрщик и предупредил Ивана, что он неправильно тешет топором. После чего Иван как бы ни старался, у него не получалось как надо. Надсмотрщик подъехал второй раз, заругал и ударил плетью. Иван, недолго думая, схватил лежащий рядом стяг, да так ударил надсмотрщика, что тот замертво упал. Иван тут же сбежал и началась его бродяжническая жизнь. Постоянного места жительства не имел, перебивался временными заработками. В те времена бродячего люду по деревням было немало. Вот их-то и забирали и партиями гнали в Сибирь. Забрали (или поймали) и Ивана, стали допрашивать. Он рассказал, что рос сиротой, родителей не помнит, где родился не знает, ни фамилии, ни отчества не знает, а звать Иваном. «Поскольку нет фамилии, нет прозвища, то будешь «Беспрозванных» — сказали ему и написали. (На самом деле его настоящая фамилия была Калиневский).

    Затем вместе с другими бродягами он был сослан в далекую Сибирь. Из Красноярска был распределен в Батойскую (Вознесенскую) волость, откуда пришел в Бархатово, которую сам для себя выбрал местом жительства.

    Так Беспрозванных Иван, мой прадед оказался в деревне Бархатово. Ему деревня понравилась. Было это более 170 лет назад, т.е. примерно в 1825 году.

    Старинные хозяйственные сани. Из коллекции И.Ф. Беспрозванных.

    К этому времени в Бархатово насчитывалось дворов 30-40. Прадед Иван прибыл сюда холостым парнем и, наверное, показал себя работящим, хозяйственным человеком. Его взяли в дом, т. е он женился и ушел в дом своей будущей жены и ее родителей. Это моя версия. С приходом Ивана хозяйство росло и богатело. В семье Ивана выросло пять человек детей, в т.ч. два сына — Павел и Нефед.

    Павел — это мой дедушка по отцу. У Павла Ивановича выросло четверо детей: Григорий, Анна, Федор и Надежда. Федор и Надежда подростками остались без матери и продолжали жить с семьей старшего брата Григория и своего отца Павла. Федор Павлович.— мой отец, будучи подростком, покалечился. Тогда, в зимнее время основной денежный доход крестьяне нашей деревни получали от продажи дрек; швырка в Красноярске.

    В очередной раз Федор со своим старшим братом Григорием на нескольких лошадях повезли дрова в город. На дорогах были ухабы и раскаты. В одном месте раскатились сани с дровами, а рядом шел Федор, его сшибло с ног, и он попал под сани, за ними еще сани. Ему сильно изломало ногу. Его завезли в деревню Ладейки, где жила его тетка (по отцу). Там он долго лежал на вытяжке. Ногу лечили пареной сенной трухой, приглашали костоправа. Так, его левая нога стала короче, и он стал прихрамывать. Наша мама Александра Прокопьевна была родом из деревни Челноково. Из всех рожденных у наших родителей детей выросло шесть человек: Антонина, Евдокия, Сергей, Иван, Константин, Михаил.

    Дом, в котором я живу, строил дед Павел. Так что этому дому не менее 120 лет (не считая того, что он был мною перестроен). В этом доме до раздела жили вместе два брага — Григорий и Федор. Семья доходила до 16 человек. Обе невестки стряпали и варили по очереди: неделю — одна, неделю — другая. Дяде Григорию рядом выстроили отдельный дом с надворной постройкой и отделили в 1916 году. Семья нашего отца осталась в доме деда Павла, в котором я сейчас живу.

    IV

    Есаулово возникло в 1632 году. Населенные пункты: Бархатово, Челноково, Киндяково были основаны значительно позже и долгие годы входили в состав Есаульского присуда. Присудом называлась территориально -административная единица того времени, замененная в 1783 году на волость. До Октябрьской революции село жило обществом (сельские общины).

    С 1890 года Бархатовская община была приписана в Батойскую (Вознесенскую) волость Красноярского края (округа) Енисейской губернии. При въезде в деревню у дороги стоял толстый полосатый столб, на котором был прибит большой щит с надписью крупными буквами: «Бархатовское общество».

    Те люди, которые обществом приняты не были, но жили в деревне, земельных наделов не имели и работали по найму у зажиточных, назывались поселенцами.

    К 1859 году деревня Бархатово насчитывала 43 двора, 287 жителей. В 1920 году Вознесенскую волость делят на Вознесенскую. Есаульскую и Ладейскую. В 1924 году волости переименовываются в районы. Бархатово вошла в Красноярский сельский район. К 1929 году (перед сплошной коллективизацией) в Бархатово было примерно 120 дворов, 700-800 жителей.

    До революции деревня управлялась сельской управой, в которую входили: избранный собранием граждан села староста и сельский писарь. Старостой был Банаковский Андрей, писарем — Бархатов Егор Васильевич. При колчаковщине старостой работал Бархатов Василий Михайлович, писарем — тот же Бархатов Егор Васильевич, заместителем старосты был Перевалов.

    Землю пахали сохой и сеяли рожь, пшеницу, овес, ячмень, ярицу Снопы молотили цепями.

    В огороде садили капусту, огурцы, брюкву, морковь, лук, чеснок, редьку. Особенно много садили репы, которую долгие годы применяли в пищу, как картошку. Картофель в Сибири начали садить в начале 19-го столетия.

    Крестьяне вели натуральный способ ведения хозяйства. Они на своих подворьях разводили лошадей, коров, овец, коз, свиней, кур, гусей. Из выделанной кожи животных шили сапоги, бродни, бахилы, делали тулупы, шубы, шапки, дохи, рукавицы -лохмашки. Из овечьей шерсти катали катанки (валенки), войлок, вязали рукавицы, носки.

    Большая часть одежды и постельного белья шилась из домотканного холста. Для пряжи использовалась куделя, полученная из коноплянника или льна.

    В длинные зимние вечера при скудном свете от горящей лучины или жировика за прялки садились все женщины, способные держать в руках веретено. Вместо спичек пользовались кресалом: в одной руке держишь камень-кремний и трут березовый, другой рукой металлическим предметом о кремний высекаешь искру, от которой красным угольком загорается трут, раздувая который можно получить огонь.

    Девушки, даже когда шли на вечеринку или посиделки, брали с собой прялку. Пели веселые задорные песни, иногда и грустные, не забывая крутить пальцами веретено. Во всех хозяйствах имелись кросна (ткацкие станки). На них ткали половики, холст. Весной, в ясный солнечный день холст расстилали на лужайке и так его отбеливали. Из тонкого холста шили нижнее и постельное белье.

    Из березы, осины или сосны (в зависимости от изделий) делали ведра, кадки, бочки, лохани, корыта, лагушки, бадьи, квашни, сеяльницы, чашки, ложки, другой инвентарь. Из толстых листвяжных бревен выдалбливали колоды под воду, из которых поили и кормили домашних животных, особенно лошадей. Из глины делали корчаги, горшки, кринки. Из тальниковых прутьев плели короба, корзины, морды и корчажки для ловли рыбы. Из бересты делали туески, гнали деготь.

    Жилой дом с хозяйственными постройками, в которые входили баня, зимовье, сарай со стайкой для скота и сеновалом, амбар для хранения зерна и муки, погреб, колодец, окруженные высоким заплотом, составляли двор. В нем обычно жили большие семьи с женатыми сыновьями. Такими семьями было легче поднимать целину, расчищать лес под пашню* заниматься охотой, строить. Несколько соседних домов составляли деревню, а населенный пункт с церковью назывался селом. Так Вознесенка называлась селом (там была церковь), а Бархатово — деревней. В деревне были батраки (наемные рабочие), бедняки, середняки и зажиточные крестьяне.

    До революции в Бархатово одним из самых богатых был Карандин Константин Прохорович. В деревне его просто звали Костюха. В деревне он, имея более 30 десятин пахотной земли, держал по 4 годовых батрака, запрягались более 20 рабочих лошадей. Он имел торговую лавку (магазин). От хозяйства и торговли имел большие доходы. Это он один на свой капитал в Бархатово построил церковь (в начале она называлась часовней).

    Стояла она в центре деревни, на площади, на возвышении, обнесена красивой оградой, вокруг росли деревья. На колокольне находились колокола мелодичного звона. Особенно красиво на них звонил Иван Иванович Мамеев. Попом долгое время был Нестеров Александр, а церковным старостой Бархатов Прокопий Дементьевич. У него был свой двухэтажный дом. Внизу жил сам хозяин о женой, а второй этаж занимала семья попа Александра. В начале 30-х годов этот дом был перевезен в Березовку, и в нем располагалась прокуратура района.

    Последним попом был Грозов — мужчина 35-40 лет. Здоровый, с хорошим голосом. Жил он в отдельном доме с женой и ее сестрой. После закрытия церкви уехал. В народе ходил разговор, что Грозов уехал в Манский или Уярский район, где устроился на работу в советские органы (НКВД). Насколько это соответствует действительности -не знаю.

    В 1932 году церковь в Бархатово прекратила свое существование. Сняли кресты и колокола, растащили иконы и церковную утварь. Некоторое время в помещении церкви была начальная школа, затем много лет размещался клуб. В 1969 году здание церкви разобрали, перевезли на территорию Бархатовской прицефабрики и сделали из нее склад. Туда складывали травяную муку, а вскоре от самовозгорания травяной муки здание сгорело.

    В окрестностях Бархатово до коллективизации работали мельницы. Андрея Елистратовича Бархатова, Ивана Яковлевича Эрена — эстонца, Ивана Петровича Бархатова, Дмитрия Худоногова, Гурьяновых и Рудневских. От них давно не осталось и следа.

    Вся деревня с выпасами для скота была обнесена поскотиной и на пашню или на покос можно было проехать только через ворота. В деревне было пять улиц: Нижняя, Верхняя, Слесарская, Зеленая и Нахаловка (получила свое название потому, что на этой низине люди стали строиться самовольно, несмотря на возражения многих жителей, т. е. нахально).

    Отголоски первой мировой войны 1914-1917 гг. докатились и до Бархатово. Большинство фронтовиков вернулось с фронта с оружием. Власти Колчака крайне боялись возникновения партизанского движения. В деревню часто приезжали отряды чехов и полиции. Они проводили обыски, отбирали оружие, арестовывали людей. А когда убегали в 1920 году через Бархатово, то забирали хлеб, одежду, лошадей. Насильно мобилизовали несколько молодых мужиков с лошадьми и приказали сопровождать по тайге до деревни Кускун. Часть колчаковцев задержалась в тайге и связи с ними имели Андреян Нанаковский и Иван Андреевич Бархатов. Население в деревне разделилось, одни стояли за Советскую власть, за большевиков, другие — за Колчака.

    В один из религиозных праздников на Слесарской улице (теперь ул. Ленина) в избушке Гриши-шорника (теперь на этом месте стоит дом Валентины Астафьевой), так звали Григория Родзеля, гуляла компания мужиков: братья Григорьевы — Матвей, Федот, Егор Ефимович и другие. А Костюхины сыновья с ними были во вражде. Вот в это время Костюхины сыновья со своими дружками подъехали и бросили внутрь фанату. От взрыва в доме погибли Кондратий Родзель и Павел Варнавьевич Бархатов, а 4 человека ранены и контужены. Конкретные виновники установлены не были, но вся деревня говорила, что это дело Костюхиных сыновей. Боясь мести, Костюха из деревни уехал. Такие драки в деревне в то время уже возникали и на почве классовой непримиримости. Время было крайне напряженным.

     В августе 1918 года был получен приказ Колчака о мобилизации. Против призыва молодежи в селе Есаулово бывшие фронтовики подняли восстание. К восстанию присоединились деревня Терентьево. На помощь восставшим выехали небольшие отряды бывших фронтовиков из деревень Бархатово, Челноково, Киндяково (в том числе Матвей Листафорович Веретнов — отец Ивана Матвеевича Веретнова). Многие участники были схвачены чехами и посажены в тюрьму, в отношении других начались преследования. Вот что рассказал в своем письме Иван Матвеевич Веретнов в связи с пребыванием белочехoв в Бархатово (описываю дословно): «Преследовался и мой отец. В течение всего периода пребывания колчаковщины в Сибири у нас систематически проводились обыски. Узнав о приезде чехов в деревню, отец уходил из дома либо в лес, либо на гумно в солoму.

    Помню такой случай: дело было летом. В деревню приехал отряд чехов. По деревне были развешаны объявления, чтобы население все имеющееся оружие сдало в течение суток. У нас было дробовое ружье. Отец сдавать ружье послал меня. Сам пойти боялся, знал, что посадят. Когда я пришел на сборню, где принимали оружие, там уже было много мужиков, которые ждали очереди. Подошла очередь и мне сдавать. Когда я подал дробовик, офицер на ломаном русском языке спросил: «Чей это мальчик?». Присутствующий при этом сельский писарь Егор Васильевич Бархатов сказал, что Матвея Веретнова. Офицер стал спрашивать меня: «Почему не пришел отец?». Я сказал, что его нет дома, уехал на пашню. «Кто тебя послал?». Я ответил, что послала мама. «Почему не принес винтовку?» Я сказал, что винтовки у нас нет Тогда офицер сказал: «Будешь сидеть здесь, пока не придет отец». Но тут вмешался Егор Васильевич: «Зачем пугать мальчика, он еще мал и неправду говорить не будет». Офицер немного помолчал и сказал: «Иди домой». Мне же выдали квитанцию о том, что сдал оружие, и я ушел домой. Так, еще будучи подростком, я уже побывал на допросе у белочешского офицера».

    Пришли с фронта первой мировой войны и вскоре умерли от тифа: Иван Бродников, Григорий Бродников, Матвей Бархатов, Матвей Веретнов.

    VI

    Советское время началось с января 1920 года. Сначала была продразверстка, в конце 1921 года начался НЭП.

    Во второй половине 20-х годов в результате НЭПа жизнь в деревне значительно улучшилась. Многие крестьяне обзавелись машинами. Увеличились посевные площади, повысилась урожайность, выросло поголовье скота и птицы. Некоторые из крестьян покупали племенных лошадей. На пастбищный период крупный рогатый скот делился на дна табуна (верхний и нижний). Пастухами были Терентий Медведев и Иннокентий Канский. Табун овец и коз насчитывал до 1000 голов, а пас такой табун один человек — Сидор Мартынов. Табуны лошадей паслись в «Кочках» без пастуха, от паутов и мошки они спасались в гумнах. Птица и свиньи ходили по улицам.

    Деньги на внутрихозяйственные расходы, налоги, некоторые товары и пр. выручали от продажи в Красноярске скота, дров, хлеба, овощей. В летний период с овощами на базар в Красноярск выезжали с вечера. Почему? Во-первых потому, что ночью ехать не жарко и нет гнуса, во-вторых, надо к плашкоуту приехать на рассвете, когда еще не очень большая очередь, иначе через Енисей переправишься к полудню. А ведь надо было успеть продать привезенный товар, кое-что купить и к вечеру, за 50 км, вернуться домой. С таким трудом добывалась копейка.

    Зимой на базар возили дрова-швырок. Дрова надо было привезти из леса, переложить в крепкие воза, а назавтра отвезти в Красноярск и продать по 3 руб. за воз.

    Сено для скота возили за 10-15 км. До сена надо было доехать до рассвета, там наложить два, а то и три воза и засветло приехать домой, отметать сено. А сколько времени и трудов уходило на уход за скотом? Зимой нужно было готовиться к весенне-летним работам, летом — готовиться к зиме. Сколько же крестьянину приходилось трудиться!

    Вот цены на некоторые продукты и животных до коллективизации:

    Лошадь стоила 20-30 руб., корова 15-18 руб., овца — 8-9 руб., поросята 1-3 руб. Мука пшеничная: пуд — 60-70 коп., овес — 40 коп., молоко 1 литр -10 коп., огурцы 1 штука — 1 копейка, пучок лука — 3 коп.

    Во второй половине 20-х годов жизнь в деревне заметно улучшилась не только экономически, но оживилась и в культурном отношении, ликвидировалась неграмотность. В деревне было много молодежи. В праздничные дни организовывали разные игры, танцы, пели песни. На площади, а потом по улицам шли односторонкой, где зачастую происходило знакомство или начало дружбы парня и девушки. В зимнее время устраивали посиделки и вечерки, для чего откупали избу у какой-нибудь старушки, т.к. клуба еще не было. До 1926 года сборня служила и клубом, и школой. Молодежь по собственной инициативе в эти годы с помощью учительницы готовила и ставила спектакли, проводила лотереи.

    До 1926 года школы, как таковой, в Бархатово не было. Но многие подростки все же учились, хотя и не полный учебный год. Для занятий использовались сборня, которая служила местом собраний и сходов граждан деревни, а также клуб, где молодежь устраивала спектакли

    На постоянной основе начальная школа в Бархатово начала работать с 1926 года. Для этого в доме Егора Илларионовича Бархатова была арендована одна комната. На месте того дома сейчас выстроен другой и живет в нем Анатолий Егорович Бархатов. Обучалось во всей школе человек 20-30. Ученики одного и того же класса были разных возрастов.

    С наступлением весенних полевых работ многие ученики оставляли учебу и работали в хозяйстве вместе с родителями.

    Учительницей в это время работала Галина Ивановна Задорожная. Тетрадей не было, писали на разных листках бумаги, вместо чернил пользовались соком, выжатым из натертой столовой свеклы, карандашей не было, зачастую использовали грифельную доску. В 1927-1928 учебном году школа располагалась в отдельном доме, который стоял там, где теперь стоит дом Симагиной. В 1926-1929 учебном году школа занимала дом, в котором теперь живет Анисья Терасьевна Афанасьева.

    В те годы учительницей работала Пичугина Наталья Петровна. Часто проводились беседы о природе, о возникновении жизни на Земле. Учительница стремилась добиться от учащихся осознанных, прочных знаний, особенно по арифметике.

    Дровами школу обеспечивали родители учащихся по очереди. Так, каждое утро кто-то из учеников вез на санках дрова, чтобы натопить печь. В эти годы учились дети 1921-1925 годов рождения.

    Первыми комсомольцами в 1927 году в Бархатово были Михаил Федотович Григорьев, Иван Земляной, Иван Михайлович Мишура, Константин Антонович Карандин, Иван Матвеевич Веретнов.

    В 1927 году при Усть-Батойском сельском совете организовалась первая партячейка. В нее входили: Синявин (из Киндяково), Иван Рогозин, Василий Рогозин и Иван Устинович Веретнов (из Челноково), Иван Матвеевич Веретнов (из Бархатово). Осенью 1927 года проводились выборы в сельский совет. На общем собрании деревни Бархатово в Усть-Батойский сельский совет были избраны пять человек: Веретнов Иван Матвеевич, Иванова Феоктиста Андреевна, Бархатов Д. Н, Два члена совета Бархатов Петр Иванович и Рудковский Иван Архипович, вскоре после проходившей чистки соваппарата были из членов совета удалены. Кроме членства в совете И.М.Веретнова утвердили еще и сельуполномоченным по деревне Бархатово. Первым председателем Усть-Батойского сельского совета был Рогозин Иван. Писарем -Пичугин Константин.

    В том же 1927 году в Бархатово был создан комитет бедноты. Его председателем был избран Мациевский Григорий Яковлевич, членами - Назаренко Семен Семенович и Перевалов Василий Павлович. Комитет имел свой фонд по оказанию помощи беднякам, проводил общественный посев зерновых. Комитет рассматривал вопросы об отнесении селян к числу зажиточных и кулацких хозяйств.

    Большая работа Советом, партийной и комсомольской организациями, учителями, была проведена по ликвидации неграмотности. Был создан ЛИКБЕЗ по обучению неграмотных, где по вечерам учились взрослые люди. Ликбез вела учительница Галкина, ей помогали учите¬ля Филлипова Ольга Петровна и Малахова Елизавета Николаевна.

    Когда мне было 8, 9, 10 лет (1928-1930 гг.), я, как и другие дети и подростки, боронил у крестьян-единоличников, бывало, и вночь, на двух лошадях. Хозяин платил по 40-50 копеек вдень. Бывало и новую рубаху сошьют. Какая радость! Сам заработал. Боронил я у Веретнова Василия Антоновича, Мациевского Александра Яковлевича, Бархатова Ивана Варнавьевича, Бархатова Ивана Михайловича.

    В Усть-Батойский сельский Совет входили три деревни: Челноково, Бархатово и Киндяково с центром в деревне Челнокове. До коллективизации в праздник 7 ноября желающие жители из этих трех деревень съезжались в Челнокове на митинг. В специальную повозку (телегу), на которой постоянно была установлена пожарная машина, мужики в Бархатово запрягали тройку лошадей с колокольцами и шаркунцами, на повозке укрепляли красный флаг. Куча мужиков пристраивалась на эту машину и повозку и ехала в Челноково. Здесь на центральной площади с трибуны выступали активисты — члены Совета и партячейки.

    VII

    В 1927-1928 годах началась индустриализация страны.

    Создавались новые промышленные центры, фабрики и заводы. Росло городское население. Увеличились и потребности в продовольственном снабжении, особенно в хлебе. Стихийный хлебный рынок не удовлетворял потребности страны. Потребительская кооперация, на которую была возложена заготовка хлеба, с этой задачей не справлялась, т.к. зажиточная часть населения продавать зерно кооператорам отказывалась. План заготовок, установленный сельскому Совету, не выполнялся. Членам Совета и активу приходилось ходить к жителям деревни, уговаривали продать хотя бы пол пуда. Дело с заготовкой хлеба все больше ухудшалось. В 1928 году было принято постановление, по которому теперь до каждого крестьянского хозяйства доводился твердый план сдачи зерна государству, в помощь Советам по заготовкам хлеба при сельских Советах были созданы комиссии.

     Такая комиссия была создана и при Усть-Батойском сельском Совете. От деревни Бархатово в нее вошел член комитета бедняков Назаренко Семен Семенович, комиссия на своих заседаниях по обложению хлебным налогом доводила до каждого хозяйства села план хлебосдачи. До зажиточных и кулацких хозяйств доводили твердое задание повышенной сдачи зерна.

    « В это же время (1928 г.) вышло постановление совнаркома о проведении коллективизации. Выступления против коллективизации не обошли и Усть-Батойский сельский Совет. Весной 1930 года вспыхнуло восстание в Киндяково. Оно сразу же охватило Челнокове и Бархатово. Поводом к выступлению послужила отгрузка общественного зерна из Киндяковской мангазины на семена колхозу деревни Терентьево. В момент отгрузки по звону церковного колокола к мангазине съехалось и сбежалось почти все население, по такому же звону часть населения (тогда еще единоличники) съехались из Бархатово и Челнокове.

    Действовали в основном женщины. Они отобрали у кладовщика ключи, побили и вытолкали из склада председателя Совета, замкнули склады и поставили охрану. Опечатали склад и установили охрану в сельсовет. Для расследования случившегося факта из Красноярска прибыл вооруженный отряд органов НКВД. Три дня не могли открыть склад и вернуть ключи. Как только приближались к складу, так по звону колокола сбегался народ. Затем в Киндяково было собрано общее собрание граждан всех трех деревень. Два дня на собрании разбирались с положением дел. В ходе разбирательства выявили организаторов, которые были арестованы органами НКВД. Из Бархатово на этот раз никто не был взят, но некоторые попали под подозрение.

    Был еще случай. Члены Бархатовского сельсовета ночью шли из Челнокове с заседания, а их обстреляли неизвестные, к счастью, никто не пострадал.

    Вопрос о подведении хозяйства под кулацкое решался прежде всего на заседаниях комитета бедноты и на общем собрании бедняков, затем на общем собрании жителей села. После того, как были приняты решения считать хозяйство кулацким, ему давалась характеристика. Все материалы затем рассматривались и обсуждались райисполкомом. После утверждения материалов райисполкомом хозяйство описывалось. Все имущество оценивалось в денежном выражении. Акт описи рассматривался в совете комиссии по хлебозаготовкам, которая затем на хозяйство накладывала налог в денежном выражении и повышенный план хлебозаготовок. Скот и хозяйственный инвентарь передавались колхозу, домашняя утварь — населению.

    Некоторые крестьяне при такой обстановке бросали свои дома и уезжали в город, если они не подлежали раскулачиванию и высылке.

    Крестьяне, которые не хотели вступать в колхоз и не были подведены под твердое задание организовались в артель «Красное колесо», где делали колеса, гнули ободья к саням. Членами артели были: Пестринин Кирилл Иванович, Бархатов Степан Алексеевич, Бархатов Петр Федорович, Бархатов Иван Дмитриевич, Бархатов Иван Герасимович, Бархатов Василий Егорович, Перевалов Василий Захарович. «Красное колесо» просуществовало недолго. В 1931 году артель распалась, а многие его члены пришли в колхоз «Имени 1 мая» в Бархатово. Всего в Бархатово в 1929-1931 годах было раскулачено 12 семей, а хозяйств в то время было 120. Подведены под твердое задание и сами уехали, но не сосланы 7 человек. Под кулацкое хозяйство подводились прежде всего те жители, которые держали батраков.

    Были раскулачены и высланы в северные районы края: Бархатов Андрей Елистратович, Бархатов Николай Герасимович, Бархатов Василий Михайлович, Бархатов Иван Егорович, Бархатов Дементий Михайлович, Перевалов Семен Степанович, Бархатов Яков Гаврилович, Бархатов Василий Гаврилович, Худоногов Дмитрий Васильевич, Конгин Егор, Конгин Александр, Банаковский Дмитрий Андреанович.

    Подведены под твердое задание, но не сосланы (вынуждены были побросать свои дома и разъехаться кто куда):

    Бархатов Герасим Васильевич, Бархатов Петр Иванович, Григорьев Федот Ефимович, Григорьев Матвей Ефимович, Бархатов Владимир Григорьевич, Карангин Антон Прохорович, Бархатов Иван Иванович.

    VIII

    После большой и длительной работы с населением через собрания бедняков и общие собрания крестьян Усть-Батойскому сельсовету удалось в конце 1929 года создать на территории Киндяково колхоз «Искра».

    В колхоз вступило почти все неселение деревни Киндяково, часть хозяйств Челнокове и Бархатово. Но тут случилось «замешательство». В газете «Правда» 2 марта 1930 года была опубликована передовая статья  Сталина «Головокружение от успехов», в которой было сказано, что в некоторых районах страны местные органы в погоне за формированием колхозов допустили ряд серьезных ошибок. Вместо сельскохозяйственных артелей создавали коммуны, грубо нарушалась добровольность вступления в колхоз. Эту статью в нашей деревне истолковали так, что теперь в колхоз можно и не вступать. Многие хозяйства из колхоза «Искра» вышли. Первым председателем колхоза «Искра» был Мациевский Григорий Яковлевич, житель Бархатово. Членами этого колхоза из бархатовских были Веретнов Иван Матвеевич, Рудковская Таисья, Рутковский Алексей, Веретнов Михаил Иванович с женой Вассой, Колмакон Андрей, Земляной Иван. Земли, принадлежавшие деревне Бархатово за Халевиным ручьем, были переданы колхозу «Искра», т.к. в Бархатово и 1929 году колхоза еще не было. Многие жители Бархатово остались без земель.

    Кратко опишу, как наше семья вступала в колхоз. Это было весной 1931 года. Две сестры Евдокия и Антонида были замужем, в семье оставалось шесть человек. Мать, отец, Сергей— 14 лет, Иван — 11 лет, Костя — 9 лет, Михаил — 7 лет. Отец был нездоров (астма легких, грыжа, покалеченная нога), работать физически не мог, часто были приступы, задыхался. Но жить-то надо было. В хозяйстве к тому времени у нас было две лошади, одна корова-подросток, три овцы с ягнятами, поросенок.

    Как только начались весенне-полевые работы, мы (отец, Сергей и я) поехали на пашню, готовить свои полоски к севу. Один конь запряжен в телегу, другой — в плуг и привязан за телегу. Только выехали за поскотину у деревни — увидели, как первые колхозники только что созданного колхоза коллективно пашут в несколько плугов. Подъехали мы, колхозные пахари остановились и стали разговаривать с отцом. Среди колхозников были: Перевалов Максим Павлович, Перевалов Гавриил Захарович, Бархатов Андрей Иванович, Веретнов Михаил Иванович, Перевалов Василий Павлович, Худоногов Д.Т. Они говорят нашему отцу: «Федор Павлович, чего это ты поехал на свою пашню? Посмотри, как дружно идет у нас работа. Давай, запрягай в плуг своих коней и вливайся в нашу бригаду, вступай в колхоз. Сам ты работать не можешь, но у тебя ребятишки подрастают и будут работать». Отец сначала не соглашался, но пахари его уговорили. Тогда отец спрашивает нас: «Ну, что делать будем, ребятишки?»

    Мы ответили: «Делай, как хочешь». Отец запряг коней в плуг, и Сергей стал пахать вместе со всеми. Так проработали до вечера. Надо возвращаться домой. А поехали-то мы дня на 2-3 на свою пашню. Едем домой, отец переживает, что же мать скажет: Увидела мама, что мы приехали и с удивлением спросила, почему не остались ночевать. «Не говори, мать, ведь мы сегодня в колхозе работали» — ответил отец и рассказал всю историю. Возражений с ее стороны не было. Наутро отнесли заявление в контору, и нас приняли в колхоз.

    Отец сдал в колхоз лошадей с упряжью, семенное зерно и часть едового.

    До конца 1931 года нам уже не хватило своего хлеба, а в 1932 году вообще начался голод. Как только растаял снег, мы ходили по полям, собирали колоски, мерзлую картошку. Голод продолжался и в 1933 году. Еле выжили.

     Первым председателем Бархатовского колхоза был Мишура Иван Михайлович. До этого он отслужил в Красной Армии, где активных красноармейцев готовили к общественной работе.

    В 1932 году конюшни колхозной отдельно еще не было. Лошади находились во дворах колхозников. Одна бригада — у Бархатова Михаила Дмитриевича, другая — у Бархатова Елизара Елисеевича и Конгина Александра. Тридцать голов жеребят — во дворе Беспрозванных Федора Павловича, и мы, подростки, за ними ходили за полтора трудодня вдень: возили солому, мякину, объедья сена, от коней убирали и отвозили навоз. Позднее бригадирами были Григорьев Петр Егорович, Челноков Петр Александрович. Счетоводом — Пестерев.

    Тягловой силой была только лошадь. Кроме сельскохозяйственных работ зимой работали на лесозаготовках на Мане. Первый трактор пришел в колхоз в 1932 году. Вся деревня вышла в поле посмотреть на стального коня. Это был «Фордзон».

    Потом стали приходить тракторы МТЗ, Универсал, ЧТЗ, НАТИ. Первыми трактористами были Земляной Иван, Бродников Дмитрий Григорьевич, Ворошилов Михаил Григорьевич. Хлеб убирали жнейками, косилками, серпами, литовками с гребками, молотилкой -сложкой. Потом на полях появился комбайн «Коммунар». Потом пришли две машины-полуторки. Первыми шоферами были Ворошилов Василий Григорьевич, Бродников Дмитрий Григорьевич. Весной и летом 1932 года я работал на тракторе прицепщиком с трактористом Бродниковым Дмитрием Григорьевичем.

    Самыми тяжелыми и голодными годами были 1932 и 1933. Самыми благополучными — 1935 и 1936. В 1936 году на трудодень получили по 6кг зерна и по одному рублю денег. Стали лучше жить. Колхозники стали лучше одеваться, питаться, приобретать мебель, велосипеды. Молодежь оставалась в деревне.

    IX

    Но приближалось военное время. Каждое лето мужчин в возрасте до 30 лет брали на военные сборы в военный городок на 2-3 месяца на переподготовку. На кадровую военную службу призывали не только тех, чей год рождения подходит, но и всех остальных, кому была предоставлена отстрочка (учителей, врачей, специалистов сельского хозяйства). В октябре 1939 года призывали молодежь 1919 года рождения.

    Из Бархатово были призваны мы трое: Беспрозванных Иван Федорович, Ворошилов Николай Григорьевич, Евпак Василий Степанович. Служили в Забайкалье. Не успели отслужить срочную службу, как началась война. Перед началом войны нас везли на Запад и на одной из станций Казахстана 22 июня 1941 года объявил и, что началась война.

    Участников Великой Отечественной войны, призванных из Бархатово, было 85 человек. Из них погибло и пропало без вести 44 человека.24 женщины остались вдовами с малолетними детьми. Во время войны неимоверные трудности легли на плечи женщин, стариков, подростков и детей.Но, тем не менее, колхоз выжил, продолжал сеять и убирать хлеб, выращивать овощи. В колхозе сохранилось более 100 голов крупного рогатого скота, больше сотни овец, свиньи, кролики.Участники войны, придя по ранению домой, сразу включались в работу в колхозе, особенно трактористы. Председателем колхоза всю войну и после был Бархатов Кузьма Яковлевич (еще до войны у него была ампутирована нога). Люди, не жалея сил и здоровья, делали все возможное и невозможное, все для фронта, все для Победы. Жители деревни вносили свои денежные сбережения в виде облигаций займа и разных налогов, слали посылки на фронт, писали согревающие письма.

    Сельское хозяйство пришло в упадок: сократились посевные площади, уменьшилось животноводство и птицеводство, не хватало техники, не хватало рабочих рук, особенно трудоспособных мужчин. Для рабочих и служащих существовала карточная система, а колхозникам было еще тяжелее, на трудодни совсем мало получали хлеба и денег.Медленно, с большими трудностями стал подниматься бархатовский колхоз «Имени 1 Мая». Постепенно поступала новая техника, бывшие фронтовики сели на тракторы. Бригадиром тракторного отряда стал Астафьев Андрей Георгиевич, а позже - Чанчиков Григорий Ионович. Постепенно стала повышаться урожайность зерновых и овощей, увеличивалось поголовье скота, лошадей.

    В конце 40-х и начале 50-х годов в колхозе построили новую конюшню с колодцем, новый коровник, телятник, зерносклад, подтоварник, подвал, контору колхоза. В летнее время прямо на пастбище строили так называемые «елочки» для дойки коров. Повышалась продуктивность молочного стада, повышалась урожайность полей. Колхозники стали больше получать хлеба и денег на трудодни. На базар теперь ездили не на лошадях, а на автомашинах. Продавали зеленый лук, огурцы, морковь, помидоры, картофель. Появилось больше возможности на приобретение одежды, мебели, увеличивалось приусадебное хозяйство колхозников. Постепенно обновлялась сама деревня: поправлялись старые постройки, строились новые дома и надворные постройки. В праздники люди собирались компаниями, а также весело отмечали дни рождения, справляли свадьбы.

    В 1957 году на базе всех колхозов Советского района и МТС организуется один Березовский совхоз. В 1962 году происходит укрупнение районов в результате которого Советский район объединяется с Емельяновским. В 1983 году из состава Емельяновского района вновь выделяется самостоятельный район, который получил название Березовского. В начале 1959 года совхоз Березовский был разделен на три совхоза: Березовский овощемолочный, Зыковский и Есауловский. В состав Есауловского овощемолочного совхоза вошли: 1 -е отделение Есауловское, 2-е — Ермолаевское, 3-е — Терентьевское, 4-е — Киндяковское, 5-е — Челноковское, 6-е отделение — Бархатовское, которое выращивало зерновые, овощи, картофель, содержало крупный рогатый скот, свиней, овец, кур.

    В деревне Белорусской бригада выращивала зерновые, кормовые культуры, содержала коров, откармливала молодняк. С августа 1959 года директором Есауловского совхоза был назначен Приходько Сергей Иванович, переведенный из Канского района. В 1960 году в Бархатово из всех отделений совхоза перевезли кур, и совхоз был переименован в Есаульский птицесовхоз. В январе 1969 года Есауловский птицесовхоз был разукрупнен с образованием Есаульского овощемолочного совхоза с четырьмя отделениями и Бархатовского птицесовхоза в составе трех отделений (Бархатовского, Челноковского и Киндяковского).

     

    Птицефабрика «Бархатовская», образованная из птицесовхоза «Бархатовский» 27 ноября 1972 года, специализируется на производстве пищевых яиц и мяса птицы, что занимает 98 процентов в структуре реализации товарной продукции. Первым директором и, надо сказать, основателем прицефабрики был Приходько Сергей Иванович.

    За свою бытность на посту директора птицесовхоза и птицефабрики «Бархатовская» С.И.Приходько награжден орденами «Знак Почета», «Трудового Красного Знамени» и «Октябрьской Революции».

    На момент образования птицефабрики, то есть на ноябрь 1972 года, земельная площадь составляла 1867 га, в том числе 752 га пашни, поголовье птицы — 202 тыс. шт., из них 119 тыс. кур-несушек. Производилось в год 20 млн штук яиц, 286 тонн птичьего мяса и 1377 тонн зерна. На одного работающего производилось продукции на 7336 руб.

    Штефан Пётр Тихонович- начальник Управления строительства «Сибхимстрой»

    С помощью предприятий Красноярска-26 было построено с 1961 по 1973г. 22 птицеводческих помещения, инкубатор, в 1963 — мастерская, в 1969 г. школа на 320 мест и интернат на 80 мест, столовая фабрики, магазин. В 1971-72г. ввели четыре 16-ти квартирных дома, баню, Дом Культуры на 300 мест.

    Строительство производственных, жилых и бытовых помещений велось интенсивно и в последующие годы. Построено много домов -от коттеджей до 5-этажных; два здания детского сада; котельная, контора, убойный цех, строительный цех; установка для производства травяной муки, яйцесклад. От Бархатово до Терентьсво заасфальтирована дорога протяженностью 9 км.

    С 1974 года началась реконструкция птицефабрики по генеральному плану, которая продолжалась по 1979 год. Фабрика работала рентабельно, с прибылью; боролась за звание предприятия высокой культуры птицеводства: территория была вся заасфальтирована и озеленена, в корпусах — чистота и порядок; птичницы в белых халатах стояли у пульта механического сбора яиц; везде был четко отработан ритм работы — в промышленных корпусах, в цехе убоя, яйцескладе, кормоцехе, котельной, стройцехе, в мастерских.

    Поголовье птицы и ее продуктивность росли из года в год. Так, в 1990 году поголовье птицы составляло 969 тыс. голов, в том числе кур-несушек — 551 тыс. За этот же год получено 152 млн. штук яиц. Птицефабрика ежегодно перевыполняла все плановые показатели и принятые социалистические обязательства.

    Бархатово боролось за звание села высокой культуры. В этой области сделано очень много. Территория озеленена, улицы заасфальтированы. Деревня похожа на поселок городского типа. В домах — центральное отопление и водоснабжение, В поселке имеются 5 магазинов, средняя школа, детский сад, Дом культуры на 300 мест, музыкальная школа, банк, больница, почта, столовая, кафе, пекарня. Несколько лет работал Дом быта.

    При Доме культуры работала фольклорная группа пожилых людей, известная за пределами района, выступала по краевому телевидению и на конкурсах.

    Дом культуры в Бархатово

    Большую культурно-массовую работу проводил и проводит Дом культуры под руководством его директора Раслой Тамары Алексеевны. Выступали местные коллективы художественной самодеятельности.Большое внимание в поселке уделялось спорту. Были построены стадион, хоккейная коробка, сауна, танцплощадка, спортзал. Одно время была построена и действовала санная трасса. Все это было построено за счет птицефабрики. На 1 января 1996 года в Бархатово имелось 579 хозяйств, а население составляло 1769 человек.

    (И.Ф.Беспрозванных, 1995-1999гг.)

    Категория: История Прикрасноярья | Просмотров: 213 | Добавил: korso7989 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2017